Фан сайт сериала Кости | Bones fansite
Форма входа
Случайное фото
025
025
Избранные ссылки
Быстрый доступ к выбранным темам.
Sponsors
Друзья сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 663
[ · Регистрация · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Lehane  
Форум » Фан-фикшен » Кости | Bones » Лебединая скала
Лебединая скала
torrydkДата: Пн, 28.12.2009, 18:27 | Сообщение # 1
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 55
Репутация: 2
Статус: Offline
Название: «Лебединая скала»
Автор: torrydk
Период: 4, 5 сезоны
Пейринг: Бут/Бреннан, Ходженс/Энджела
Персонажи: БиБ, Джефферсонская команда, Свитс + новые герои
Саммари: Обычно, когда речь заходит о немецких замках, историю каждого из них можно рассказывать бесконечно долго. Они строились и перестраивались, переходили из рук в руки и от поколения к поколению, подвергались осадам, разрушались и восстанавливались, их хозяева совершали благородные подвиги и коварные поступки, в них подписывали важные соглашения и заключали сделки, содержали пленников и заключали браки.
Исключение может составить замок Людвига II Нойшванштайн, расположенный в баварских Альпах. Он был всего лишь резиденцией своего коронованного затворника, не прожившего в нем и года, и уже спустя три месяца после смерти короля был открыт для посетителей. Но даже такой, казалось бы, тихий замок-музей может хранить свои тайны…
От автора: Идея фика родилась во время прослушивания романса «Это было, это было» в исполнении группы Любэ. Если есть такая возможность, просто послушайте.
Права: персонажи сериала «Кости» принадлежат FOX, и я не претендую ни на что, кроме своей истории.
Статус: незакончен

Добавлено (28.12.2009, 18:23)
---------------------------------------------
*****
Это было, это было в те года,
От которых не осталось и следа.
Это было, это было в той стране,
О которой не загрезишь и во сне…

*****

Пролог

Не обращая внимания на хлынувший дождь, превративший дорогу в вязкое месиво, женщина продолжала бежать вперед, надеясь догнать его. Она видела, как фигура скрылась за тропинкой, ведшей в лес, и поспешила туда. Сапоги на каблуках ничуть не подходили для подобной прогулки, и женщина то и дело умудрялась падать. И каждый раз при этом она вздрагивала, сердце обливалось кровью. Ей было плевать на грязь, на свой внешний вид, на то, что она за неизвестно сколько километров от отеля, да и вообще на все на свете. Единственное, что ее сейчас пугало, так это то, что она не успеет и не сможет его нагнать. Дорога была каждая секунда, каждое мгновенье. Поэтому, забыв о жуткой боли в ноге, которую она умудрилась только что проткнуть сухой еловой веткой почти насквозь, и лишь придерживая ладонью рану, она бросилась бежать дальше.
Сомнений не возникало никаких. Да и как они могли взяться? Откуда? Она знала его. Каждую черточку лица, каждую клеточку его тела, знала о нем все. И совсем неважно, что она видела его лишь со спины, да и то в полумраке деревенской улочки Хоэншвангау. Она чувствовала его, чувствовала своим сердцем, которое билось лишь в память о нем и ради него все эти два года.
«Я найду тебя, я догоню тебя» - твердила она себе, пытаясь заглушить все возраставшую боль. Но это было все труднее и труднее делать. Артерия была порвана и идя, она оставляла за собой жуткий багрово - кровавый след. Казалось, будто к ноге кто-то приложил раскаленный кусок железа, прожигавший мясо прямо до костей. Эта адская боль постепенно захватывала ее разум, туманя сознание. Не в силах больше сдерживаться, женщина закричала. Громко, пронзительно, так что этот крик отдался гулким эхом в баварских лугах.
Силы покидали ее слишком стремительно. Она хотела бороться, но знала, что теперь это бесполезно: она ничего не может больше сделать. Она понимала, что уже слишком поздно и ее битва проиграна. Она знала, но продолжала надеяться. Когда-то он научил ее этому. Научил верить в мечту, научил тому, как раскрыть крылья и взмыть к небесам. И вот сейчас, лежа на мокрой, холодной траве, вперемешку с липкой грязью, не в силах пошевелиться, она продолжала верить, отдавая тем самым последнюю молчаливую дань тому единственному человеку, который любил ее и понимал, и которого, вопреки всему, она любила так же сильно.
-Я люблю тебя…я люблю тебя…я люблю тебя, - ее шепот становился все тише и тише, с каждым вздохом жизнь покидала ее тело, не оставляя не малейшего шанса: слишком много крови она потеряла за те полчаса, пока блуждала по лесу.
Она не хотела умирать. Меньше всего ей хотелось умирать сейчас, зная, что он где-то рядом с ней. Может даже всего лишь в нескольких шагах. Она не может покинуть этот мир, так и не увидев его в последний раз. Она обязана знать, он ли это.
Женщина протянула вперед руку, желая, чтобы как и когда-то очень-очень давно, он оказался рядом. Она осознавала, что, скорее всего, наткнется на пустоту, но…ее рука нащупала чье-то мускулистое плечо.

Добавлено (28.12.2009, 18:24)
---------------------------------------------
Она открыла глаза и замерла от удивления. Это был он. Мужчина сидел с ней рядом на корточках и с интересом разглядывал. Казалось, будто его раздирают какие-то сомнения, и он не может решиться, как же ему поступить. Наконец, поддавшись внутреннему зову сердца, мужчина осторожно прикоснулся рукой к ее щеке. Он продолжал в упор смотреть на нее, и похоже, это прикосновение возродило в нем какие-то воспоминания. Он больше не изучал ее лицо с нескрываемым любопытством. Его глаза постепенно стали наполняться невыразимой нежностью, добротой, искренней любовью. Они вновь стали такими, какими она их знала, какими помнила и любила.
Этот взгляд бархатно карих глаз, проникавший прямо в душу, это прикосновение – раньше она думала, что все это осталось там, в прошлой жизни, зарытое под руинами ее надежд и желаний. Она продолжала хранить их в памяти, мучительно понимая, что никогда не сможет испытать этого вновь.
Но…вот он… Рядом… Живой…
Женщина с наслажденьем потерлась щекой о его раскрытую ладонь, желая продлить это мгновенье. Нога ныла все сильнее, но она уже совсем забыла о боли. Да и как можно думать о ней, если испытываемое в эту секунду счастье было в миллионы, в миллиарды раз больше. Она улыбнулась и захотела что-то сказать, но мужчина тут же отстранился. Он отдернул руку так внезапно и резко, будто это прикосновение вдруг его обожгло.
-Что??? Это же я! Что случилось??? – испуганно затараторила женщина: совсем не эти слова она хотела сказать ему при встрече.
-Тише, - мужчина прикоснулся пальцем к ее губам, - все в порядке. У вас все будет хорошо. – Он обернулся и поглядел в сторону опушки, но вновь, поддавшись внутреннему порыву, повернулся к ней и поцеловал в губы.
Этот поцелуй оказался таким мягким и нежным, таким до боли знакомым, что по щекам женщины потекли слезы. Никто и никогда так ее целовал. Никого и никогда она так не любила…кроме него. И вот, спустя два года, он вновь с ней. Она нашла его…
Осторожно убрав со своей шеи руки женщины, не желая причинять ей боль, он отодвинулся, прервав поцелуй.. Судя по выражению лица мужчины, он чувствовал, что ошибся, совершив этот поступок.
-Пожалуйста, не плачьте, - прошептал он, - Вы очень красивая женщина. Говорят, я умею разбираться в людях, поэтому, поверьте, в вашей жизни все со временем наладиться. Вы только верьте в это.
-Что??? – она ошеломленно уставилась на мужчину. «Вы очень красивая женщина», «у вас будет», «Вы!». Он обращался к ней на вы! Он даже не помнит ее, он не знает кто она такая, и, что их связывает!
Слезы очередным потом хлынули из глаз, и женщина, с трудом подтянув к животу здоровую ногу, уткнулось в колено. Когда она подняла глаза, его уже не было. Лишь возле кромки чернеющего в ночи леса мелькнул мужской силуэт.
-Неееет! – как же ей сейчас хотелось закричать. Так громко, чтобы ее услышала вся Германия, весь мир…чтобы он тоже услышал ее и вернулся. Боль и отчаяние вновь захватили ее в свои сети, из которых было уже не вырваться, и она лишь беззвучно продолжала шевелить губами…

Добавлено (28.12.2009, 18:26)
---------------------------------------------
*****
Год и восемь месяцев назад…

*****
-Судя по зубным формулам, это Бут – с трудом выговорила Энджела, проглядев результаты экспертизы.
-Я не верю что это он! – закричала Бреннан, вскакивая со стула, - Это не может быть он! Мы сами должны провести опознание!
-Тело слишком обуглено, родная, кости прожжены насквозь. Даже при всем нашем огромном профессионализме и желании, нас не допустят и близко к нему. Но, даже если это и не Бут, его все равно нет в живых. Ты же знаешь не хуже меня, что потеря такого количества крови несовместима с жизнью. Мне, правда, жаль, детка.
-Это не он! – упрямо прошептала Темперанс, понимая при этом, что это конец.
-Погоди минутку, - Энджела схватила со стола свою сумочку и принялась рыться в ней.
- Вот, возьми, - она протянула подруге небольшой почти расплавившийся кусок металла, - Мне Дэниел отдал, это…
-Я знаю, - оборвала ее антрополог, - это пряжка Бута.
-Да.
-Я хочу увидеть тело, - заявила женщина после секундного молчания.
-Что?! Родная, не надо этого делать, я прошу. Тебя ведь все равно не пустят в морг. Там стоят какие-то амбалы с автоматами и охраняют вход. Тебе не стоит идти туда.
-Я смогу войти!
-Неважно, тебе не стоит смотреть на это, - в голосе Эндж слышалась мольба. Ей удалось выудить у Дэна несколько фотографий, и она знала, насколько это зрелище было ужасным

*****
Бреннан влетела в здание морга и бросилась на третий этаж. У двери оказался мускулистый сержант с автоматом.
-Простите, мадам, но вам сюда нельзя.
-Послушайте, здесь находится мой хороший друга, я хочу его увидеть, - спокойно начала Темперанс.
-Мне приказано никого не пускать.
-Да вы хоть знаете, кто я такая? Думаете, если это не моя страна, я не смогу вас в порошок стереть? Еще как смогу!
Сержант все еще сомневался:
-Не положено, - сержант с тревогой взглянул на Кости, - Но раз вы просите, только вы это… недолго.
Ничего не сказав, Темп открыла дверь и зашла внутрь. Бреннан быстро пробежала по списку, висевшему на двери, и направилась к крайнему правому ряду. Там, в конце комнаты лежала ее уничтоженная жизнь, лежала, истекая кровью. Каждый шаг отдавался в сердце огромною болью, раздиравшей ее на миллионы маленьких кусочков.
Антрополог отдернула простыню и застыла в ужасе. Смерть обрела свое лицо. Перед ней лежало изуродованное тело…

Добавлено (28.12.2009, 18:27)
---------------------------------------------
*****
Две недели спустя…

*****
-Что? – Темперанс даже не пыталась сдержать своего раздражения.
-Я звоню узнать как ты.
-Хочешь сказать, не наложила ли я на себя еще руки? Нет. Пока нет.
-Даже шутить так не смей! Ты ведь несерьезно? Бреннан? Послушай, ничего не делай, я сейчас к тебе приеду. Хорошо?
Не ответив, Темперанс бросила трубку. Меньше всего ей хотелось встречаться сейчас с Энджелой, слушать ее советы, видеть, как она переживает за подругу, и корит себя за то, что ничем не может помочь. Но вот только сделать это не всегда возможно, да и не всем нужно.
Вот Темп помощь была не нужна, ей вообще ничего больше не было нужно. Отныне ее жизнь потеряла свой единственный смысл. Женщина просто сидела и смотрела в пустоту, видя в ней знакомые, но давно забытые очертания, которые с каждой секундой становились все четче и реальнее.
Из транса ее вывел голос мулатки. Увидев подругу, она сама чуть не разрыдалась. Антрополог сидела на полу, укутавшись старым одеяльцем, рядом лежала коробка с фотографиями. Волосы у нее были растрепаны, лицо покраснело от слез, взгляд был пустым и отсутствующим. Художница даже испугалась, засомневавшись, не сошла ли Кости с ума.
-Дорогая! – художница держала ее за плечи и встряхивала, как резиновую игрушку, в отчаянной попытке достучаться до ее разума.
-О, Эндж? – голос у нее был сдавленным и хриплым, никаких эмоций, только полное равнодушие, - Я что-то не заметила, как ты вошла.
-Милая! – подруга прижала ее к своей груди, словно маленького испуганного ребенка, оставшегося наедине со своим страхом и отчаянно ищущего защиты. – Я знаю, как тебе сейчас больно, знаю. Его уже не вернешь. Просто не надо сейчас думать об этом, не мучай себя. Знаешь, есть специальные терапии, которые помогают в подобных ситуациях. – Энджела гладила ее запутанные волосы, радуясь, что Бреннан наконец перестала плакать. – У нас же есть Свитс и Гордон, они помогут тебе. Сейчас это, может, прозвучит для тебя дико, но уже через несколько месяцев ты забудешь это все, как страшный сон… Ты сможешь жить дальше.
Голос подруги звучал для Темперанс как в тумане, но вот последние слова она услышала очень четко. Оттолкнув мулатку, Кости вскочила на ноги.
-Ты хоть сама себя слышишь! – закричала она в гневе. Да как такое можно забыть? Как у тебя язык вообще поворачивается это все мне говорить? – теперь уже Темперанс схватила ее за запястья и трясла, как полоумная. – Бут умер. Его нет! Его убивали на моих глазах! Он пожертвовал собой, чтобы спасти меня! Ты это предлагаешь мне забыть?!
-Бут…Бут, - голос Бреннан затих, он уже походил не на рев разгневанного тигра, а скорее на мяуканье беспомощного котенка. Обессилев, она опустилась на пол и зарыдала.
-Эндж, я прошу, уйди! – взмолилась она.
-Слушай, я тебя не оставлю одну, да еще в таком состоянии, - мулатка хотела помочь Кости встать, но та, злобно взглянув на нее, крикнула:
-Да убирайся же ты к черту! Пошла вон!
-Я не обижаюсь на тебя. Я уйду, раз ты этого хочешь, – художница погладила антрополога по спине и вышла из комнаты. Очутившись на свежем воздухе, она стала отчаянно его глотать, будто бы опасаясь, что задохнется. Этот дом пах смертью, по нему бродили призраки, наводя леденящий ужас на всех, кто оказывался рядом. А ведь совсем недавно все было совсем по-другому.

 
« 2 »    
RydenДата: Вс, 03.01.2010, 14:38 | Сообщение # 2
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 62
Репутация: 0
Статус: Offline
о и ещё прода))) щас почитаю хДДДД biggrin

Добавлено (03.01.2010, 14:38)
---------------------------------------------
оооуууу я щас зареву чесно torrydk, ты такая молодец! хочу пролдолжения!
так жалко Бреннан! cry cry cry *хнык*



 
« 0 »    
torrydkДата: Ср, 06.01.2010, 20:10 | Сообщение # 3
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 55
Репутация: 2
Статус: Offline
Ryden, спасибо большое за отзыв, мне оч приятно smile

«Мир совершил огромную ошибку» - подумала она, садясь в машину.
Еще несколько часов после ухода подруги Бреннан так и продолжала лежать на полу, не в силах пошевелиться. Со стороны можно было бы подумать, что она умерла, если бы ее тело судорожно не вздрагивало от сдавленных рыданий.
-Бут! Я так сильно люблю тебя…я так и не успела сказать этого. Я прошу, прости меня…прости…– шептала она снова и снова, с трудом выговаривая слова.
Наконец, она поднялась с пола, и, шатаясь, пошла на кухню с твердым намерением исправить ошибку, допущенную кем-то наверху. Она решительно взяла кухонный нож и уже прикоснулась лезвием к запястью, как ее взгляд упал на соседнюю стену.
Там, на небольшой тумбочке стояла фотография, с которой ей улыбался Бут.. Карие глаза, нежная улыбка, родинка возле правого глаза. Человек, ставший смыслом ее жизни. Теперь вместе с ним ушла и жизнь. Остались даже не руины, осталась одна лишь пыль, развеваемая ветром по свету.
Голова у Кости закружилась. Ей показалось, что она видит движения губ, слышит тихие, уносимые зимней вьюгой слова:
-Я люблю тебя, Темперанс. Не стоит этого делать. Просто верь.
Слова звучали в самом мозгу, пронзая его, словно тысячи острых иголок. Женщина уронила нож на пол и села на стул. Вьюга убаюкивала, она опустила голову на скатерть и закрыла глаза.
В камине потрескивал озорной непоседа-огонек, мелкие снежинки били в оконное стекло, а где-то в самом сердце звучали последние слова:
«Я люблю тебя, Темперанс».

Добавлено (06.01.2010, 20:06)
---------------------------------------------
ГЛАВА ПЕРВАЯ

*****
Лето в Вашингтоне в этом году выдалось на удивление жарким, причем во всех смыслах: и в плане погоды, и в плане работы тоже. Лишь на личном фронте по-прежнему царило спокойствие. Энджела и Ходженс пытались наладить свои отношения, но пока все их попытки не приносили никаких положительных результатов; Свитс и Дейзи то с жаром ругались, то страстно целовались; Бреннан пробовала встречаться с каким-то парнем из министерства обороны США, но ничего путного из этого не вышло; Бут же, как всегда, был один.
Дел за эти месяцы действительно было не мало: напарникам пришлось расследовать множество не самых простых убийств. Однако все они были успешно раскрыты, и последние две недели августа в городе стояла тишина. Правда, за все это время Силли и Темперанс почти не встречались, лишь иногда созванивались: Бюро навалило на всех спецагентов целый ворох бумажной работы, которую нужно было закончить в самые кратчайшие сроки, да и в институте дел было не меньше.
Наконец, настал тот счастливый летний день, когда рутинное бумагомарательство было закончено, и сдав последний отчет, специальный агент Силли Бут смог с чистой совестью покинуть здание Федерального Бюро и направиться в Институт Джефферсона.

*****
Вашингтон, округ Колумбия
Институт Джефферсона

*****
-Кости! Ты где? – в кабинете женщины не оказалось, и Бут, немного удивленный направился в лабораторию, но и там тоже не было ни души.
Складывалось такое впечатление, словно все умники вымерли. Во всем здании царила мертвая тишина: не видно было ни копошащихся и бегающих туда-сюда людей в синих халатах, и даже, что самое удивительное, не было слышно или заметно ни единого отголоска оригинальной экспериментальной деятельности Ходженса и Винсента. Все двери, впрочем, как и окна, да и вообще все оборудование, были абсолютно целы и невредимы.
Недовольно вздохнув, Силли направился в кабинет Монтенегро, предположив, что все могут быть у нее. Однако ФБР-овец еще больше удивился, обнаружив, что там была только одна лишь Энджела. Девушка сидела за столом, подперев голову руками, и безжизненно взирала на черный экран выключенного компьютера, совершенно не замечая вошедшего спецагента.
-У вас тут что, все вымерли, что ли? – озираясь, спросил Бут: в коридоре тоже было пусто, - Куда все подевались?
-Мог бы и поздороваться сначала, - сухо заметила мулатка, даже не взглянув на него.
-Привет! – Силли улыбнулся, - А где Кости?
-Дома, - ответила художница.
-Что она там делает? – спецагент недоверчиво покосился на Энджелу: ему почему-то не удавалось представить себе причину, из-за которой Темперанс могла бы уйти с работы, или же не прийти на нее вовсе.
-Живет.
-Как это?
-Обыкновенно. Так же как и ты живешь в своей квартире, а я в своей.
-Я не про это. И вообще, чего это у тебя такое плохое настроение? – поинтересовался Силли.
-Ни от чего – печально произнесла мулатка, бросив на ФБР-овца тоскливый взгляд.
-Ходженс, да? – догадался Бут, - Ничего не получается?
-Местами – да, местами – нет, - только и ответила мулатка.
-Понятно… Так, где Бреннан?
-Я же говорю: дома она, - с раздражением произнесла Эндж, - Неужели не ясно?
-Это я уже понял. Ты лучше объясни, что она посреди рабочего дня там делает. И вообще, почему у вас тут так тихо? Где все?
-Ты же сам знаешь, что новых дел сейчас нет. Так что, мы все сейчас либо в своих кабинетах - занимаемся документацией, либо в хранилище – изучаем останки…ну еще Винсент диссертацию пишет. Вот и все, - художница замолчала и вновь уткнулась в монитор.
-Ты про Кости не сказала, - напомнил ей Силли после недолгого молчания, поняв, что мулатка свою речь продолжать не собирается.

Добавлено (06.01.2010, 20:07)
---------------------------------------------
-Ах, да! Бреннан! Так я же говорила, что она дома. Она сегодня приходила на пару часов с утра, а потом ушла. В конце концов, ей надо готовиться к поездке, вещи собрать. А у нас тут и так все в порядке, так что ей вовсе и не обязательно…
-Оу-оу! Спот! – оборвал Энджелу спецагент, - Какая поездка? Куда Кости собралась ехать? – затараторил он.
-Как куда? В Германию. А ты, что, не знал?
-Нет, - Силли отрицательно замотал головой.
-Странно, - удивилась мисс Монтенегро, пожав плечиками, - я думала, Бреннан тебе уже давно об этом сообщила.
-А что ей делать в Германии?
-Ее пригласили в Баварию, хранительница замка Нойшванштайн…ээээ, Вилина Крепф. Кажется. В общем, там есть грот Венеры, вот руководство и хочет к стосороколетию замка изучить останки, находящиеся в нем. К тому же, Бреннан что-то предложило немецкое правительство. Правда, я так и не поняла, что. Короче, она вернется месяца через три.
-Сколько?! – Бут был ошарашен: в его голове мелькнула единственная мысль «Как я буду жить без нее три месяца?» Решение было принято моментально.
-Три.
-Почему так долго?
-Хм, - Эндж нахмурилась, - нашел, у кого спросить.
-Когда она уезжает?
-Завтра утром.
-Во сколько?
-В девять часов, рейсом 213 «Вашингтон-Мюнхен» из Национального аэропорта США. Еще вопросы будут?
-Нет. Спасибо! – Бут быстро развернулся и покинул кабинет.
Проводив взглядом умчавшегося прочь спецагента, мулатка протянула вперед руку, включила монитор и уставилась теперь уже не на черный экран, а на львицу, бредущую по бескрайним просторам африканских саванн, вновь погрузившись в свои раздумья.

Спецагенту понадобилось всего около получаса на то, чтобы, покинув институт Джефферсона, добраться до двойных дверей большого кабинета своего шефа на четвертом этаже здания Федерального Бюро Расследований.
Войдя, Бут покосился на кушетку, на которой уже сидели два полицейских, захватив в свое владение по подлокотнику. Сжавшись, Силли удалось втиснуться между ними, и он приготовился ждать.
Соседи Бута один за другим входили в кабинет шефа, откуда то и дело долетали громкие голоса, и уже спустя несколько минут выходили бледные, как покойники. Настала очередь и спецагента. Он глубоко вздохнул, и еще раз напомнил себе, что нужно быть как можно более уверенным в своих доводах, четким в ответах и официально вежливым. Поправив костюм, Силли торопливо вошел в угловое помещение, из трех окон которого открывался вид на железнодорожный вокзал с окружающими его депо. Вид был, конечно, вполне приличный, хоть и не из лучших.
Начальник Бута сидел за большим столом, и бегло, даже не читая, подписывал какие-то бумаги. Ситкер был намного старше Силли. Он явно старался поддерживать хорошую физическую форму, но его худое, бледное лицо уже носило неизгладимые отпечатки прожитых лет. Ситкер производил впечатление человека, уверенного в своих профессиональных качествах, а заодно и полагающего, что он умнее, жестче и хитрее всех остальных. Спустя несколько минут, шеф, закончив с документами, поднял глаза на ФБР-овца:
-Вы что-то хотели, агент Бут? – спросил Ситкер, даже не предлагая ему сесть.
-Да, сэр, - «Коротко. Ясно. Уверенно» - повторил про себя спецагент, - Я на счет Темперанс Бреннан. Она на три месяца уезжает в Германию. Думаю, стоит, чтобы кто-то сопровождал ее в этой поездке.
-Думаете, значит? А на это разве есть такая уж большая необходимость?
-Да, сэр. Она – лучший специалист в своей области во всей Америке. Мы должны позаботиться о ее безопасности, когда она окажется за пределами Соединенных Штатов, - четко отвечал Бут, глядя прямо перед собой.
-И это, я так полагаю, намерены делать вы? – предположил Ситкер, крутя в руках карандаш.
-Так точно, сэр.
-Вы хоть знаете, кто вы такой, агент Бут? – приняв небрежный вид, шеф откинулся на спинку кресла, - Вы – покрышка. Очередная покрышка на колесах машины, представляющей собой всю систему Американской безопасности. Таких, как вы – сотни и тысячи. Кстати, надеюсь, вы знаете, что бывает с покрышками?
-Их меняют, сэр.
-Хорошо. Значит, по-вашему мнению, доктор Бреннан – незаменима?
-Именно так.

Добавлено (06.01.2010, 20:08)
---------------------------------------------
-Ну, хорошо, - услышав, что хотел, Ситкер более-менее дружелюбно улыбнулся, - Вы поедете с доктором Бреннан в Германию и будете отвечать за ее безопасность.
-Спасибо, сэр, - Бут кивнул и уже развернулся, чтобы покинуть кабинет, но шеф остановил его:
-Агент Бут!
-Да, сэр?
-Не забывайте, что вы будете отвечать за ее жизнь и здоровье собственной карьерой.
-Я все понял, сэр.
-Я говорю это вам, как ваш начальник. А как мужчина, я вам скажу, что это шанс. Советую вам не упустить его, агент Бут, не то вы потом очень сильно будете об этом жалеть. Я знаю, о чем говорю.
Поняв, что имеет в виду шеф, Бут растерянно улыбнулся и, еще раз поблагодарив Ситкера, вышел за дверь.
-Да уж, - задумчиво произнес спецагент, направляясь к лифту, - я тоже это знаю.

*****
К несчастью, вместо одной приятной и долгожданной встречи, Бут получил две, только вот совсем уж нежелательные.
Спецагент спустился на лифте на второй этаж и направился вперед по коридору. Прежде чем ехать к Бреннан, ему нужно было взять некоторые материалы по одному старому делу и забросить их в Отдел Безопасности. Он бы с удовольствием отложил это на потом, но такой возможности у ФБР-овца, к несчастью, не было. Так что, сожалея о том, что придется потратить чуть ли не за зря столько времени, Силли пошел к своему кабинету.
Указатели, позволяющие отыскать нужное помещение, на этом этаже отсутствовали. В это здание Бюро перебралось всего лишь пару дней назад, поэтому мужчина дважды или трижды избирал неверное направление, прежде чем нашел, наконец, свою дверь, на которой висел номерок 304.
Картина, открывшаяся глазам Силли, когда он вошел внутрь, в восторг его не привела: за его столом, стоявшим посредине комнаты, сидел мужчина лет сорока, закинув ноги в черных лакированных ботинках прямо на стол и лежащие там стопки бумаг, и потягивал кофе из пластиковой чашки. Звали его Джон Ирвинг; и уж с кем – кем, а с ним спецагент предпочел бы после того случая в Ираке больше никогда в жизни не встречаться.
-Ну, здравствуй, Бут! – произнес Ирвинг, нахально улыбнувшись, и даже не думая менять свою позу.
-Какого черта ты здесь делаешь? – спецагент рывком оказался рядом с ним и спихнул ноги мужчины со своего стола, - что ты забыл в Вашингтоне?
-У нас свободная страна, так почему же я не могу приехать к своему старому другу и немного с ним поболтать. Мы ведь так давно не виделись. Лет девять? Да, Силли?
-Я занят, к тому же мне не о чем с тобой говорить! - отчеканил Бут, - Так что лучше выметайся отсюда!
-Оу! – Ирвинг истерически захохотал, - Какой некультурный прием, агент Бут! А вам бы следовало быть повежливее, зачем же сразу так грубо то? Я был о вас лучшего мнения. Ненамного, конечно, но все же.
-А как мне еще к тебе относится? Что-то я не помню, чтоб в Ираке ты частенько вспоминал о вежливости и уважении! Или я о чем-то позабыл? Или может, это ты просто не все запомнил, что случилось тогда в деревне?
-Хочешь сказать, у тебя не осталось грешков с того времени? – Ирвинг вскочил с кресла и, сжав кулаки, с диким гневом взглянул на спецагента, - А как же Микки? Или ты уже успел забыть о нем? А, Бут? Неужели не помнишь? – Джон продемонстрировал свой акулий оскал: его голос вновь стал тонким и противным, впитывающим всю издевку – от притворного равнодушия не осталось и следа.

Добавлено (06.01.2010, 20:10)
---------------------------------------------
-Ты не знаешь, что тогда произошло, и, почему я вообще поступил именно так! Да и откуда тебе знать… тебя же там не было! Ты ведь сбежал, бросив ее умирать на моих руках! Ты даже не думал о ней! Единственное, что заботило тебя на тот момент, так эта твоя драгоценная шкура! – Силли говорил на надрыве, с трудом сдерживая свое негодование.
Последние слова распалили Джона, заставив его выйти из себя.
-Ах ты, мразь! Не смей говорить о ней! Слышишь! Не смей! – заорал он, схватив ФБР-овца за пиджак, - Думаешь тебе удастся со мной справиться?! Да никогда! Я знаю о тебе все, и даже больше, чем ты думаешь. И уж поверь, я смогу добраться до тебя! Ты ответишь за все, что сделал! Ты сильно за это поплатишься, уж я тебе это обещаю! Я уничтожу тебя!
-Руки убери! – спокойно попросил спецагент, никак не реагируя на эти угрозы.
-Клянусь, Бут, ты лишишься всего, что тебе дорого! Ты будешь умирать очень-очень медленно и мучительно. Даже не сомневайся, я об этом позабочусь! – резко развернувшись, Ирвинг покинул кабинет, чуть ли не сбив по дороге бедного Свитса.
-Эй, полегче! – крикнул тот вдогонку удалявшемуся мужчине.
-Добрый вечер, агент Бут, - психолог вошел внутрь, закрыв за собой дверь, и уселся на стул.
-Привет, Свитс, - равнодушно отозвался спецагент, - Ты чего хочешь?
-Не понял? – молодой человек удивленно заморгал глазами, - вы же сами просили сделать психологический анализ по делу Нортриджа, вот я и пришел.
-Слушай, Свитс, а это подождать не может? – ФБР-овец по-прежнему стоял, отрешенно глядя на старый снимок, стоявший на тумбочке рядом фотографией Паркера. Казалось, будто время просачивается сквозь него, постепенно воскрешая все те события десятилетней давности, о которых он бы предпочел не помнить, но которые, тем не менее, он не в силах был забыть. Все это вновь сейчас стало реальным: Он, Микки, Джон, Кристен, Лесли, Хоуп.
-Нет, не может, - ответил молодой человек, - Вы же сами сказали, что это очень срочно.
Ответа на эти слова не последовало, и Свитс заволновался: вид у спецагента был что-то совсем неважный. Он выглядел невероятно изможденным, усталым, и печальным, словно уже много дней не ел, и не спал, мучаясь чем-то необъяснимым даже для самого себя.
-С вами все в порядке, агент Бут? Может воды дать?
-А??? Что ты сказал, Свитс? – переспросил ФБР-овец, переводя взгляд на психолога.
-Вы хорошо себя чувствуете? Ничего не случилось?
-Все отлично, дружище! – Бут криво улыбнулся и, выхватив у Лэнса принесенную им папку, присел на краешек стола. Пролистнув пятнадцатистраничный отчет за несколько секунд, Силли возвратил его составителю - Ну, и что ты можешь сказать по этому делу?
-Вообще-то я все уже изложил на бумаге…гммм…но, если вы хотите услышать коротко, то я с вами полностью согласен. Все те предположения, которые вы сделали изначально, подтвердились… Вернее, почти все, - поправился психолог.
-То есть как почти?
-Мотивацию субъектов «А», «В», «С», «D» и «I» вы определили, за исключением нескольких деталей абсолютно верно, но вот с ключевой фигурой вы ошиблись. Дело вовсе не в «Игроке», а в «Медузе». Судя по тем данным, которые вы мне предоставили, сложившаяся ситуация оказала куда большее эмоциональное воздействие на последнего, приведя в итоге к известным вам последствиям, - сообщил Свитс.
-Погоди-ка, а как же «Шакал»? – Силли недоверчиво покосился на психолога, вновь забрав у него папку.
-Это на четвертой странице, - сказал Лэнс, ничуть не удивившись тому, что ФБР-овец засомневался в этом выводе.
-Ты действительно так думаешь? – спросил он, прочтя то, что хотел, - Ошибки быть не может?
-Однозначно нет, агент Бут. Он здесь точно не при чем. Та история с девочкой лишь доказывает, что его вины, даже косвенной, во всем этом нет.
-Ну, хорошо. Спасибо, Свитс.
-Да не за что, - психолог продолжал сидеть на месте и с интересом изучал лицо Силли, ища в нем ответы на все то, что он так пока и не смог понять в этом деле.
-Если хочешь что-то спросить – спрашивай, только не надо так на меня смотреть! – раздраженно проговорил спецагент, забрасывая папку в нижний ящик стола и усаживаясь в кресло, - Может, я отвечу.
-Ладно, - Лэнс довольно улыбнулся, - У меня их два. Первый: что это за дело и, почему все, кто с ним связан, обозначены либо буквами, либо прозвищами. И то, что произошло тогда, мне кажется это слишком странным. Неужели вы не…
-Следующий вопрос, Свитс.
-Следующий так следующий, - психолог равнодушно пожал плечами: спорить со спецагентом ему все равно не хотелось, - Кто тот мужчина, который вышел из вашего кабинета? Вы его знаете?
Бут ненадолго задумался. Взяв пластиковую чашку из-под кофе, он смял ее и бросил в корзину для мусора, произнеся при этом:
-Знаю, Свитс. Очень хорошо знаю.

 
« 2 »    
RydenДата: Чт, 07.01.2010, 18:15 | Сообщение # 4
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 62
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (torrydk)
-Я люблю тебя, Темперанс. Не стоит этого делать. Просто верь.

все я тут рыдаю
вот прям представляю это все себе... cry
Quote (torrydk)
что это за дело

вот мне тож интересно))))



 
« 0 »    
torrydkДата: Пт, 08.01.2010, 12:10 | Сообщение # 5
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 55
Репутация: 2
Статус: Offline
*****
Как только дверь за Свитсом закрылась, Бут тут же потянулся к мобильному телефону и набрал знакомый номер. Спустя несколько невыносимо долгих гудков, взрывавших собою тишину, в трубке, наконец, раздался хриплый мужской голос:
-Да, слушаю, - бодро произнес он.
-Привет, Хоуп. Это Бут. Мне нужно срочно с тобой увидеться. Я жду тебя через час возле кафе «Royal Dinner». Это очень важно.
Не дав собеседнику опомниться и вымолвить хотя бы одно слово, спецагент быстро отключился.
Бросив взгляд на настенные часы, Силли отметил, что времени у него еще предостаточно. Поднявшись с кресла, он прошел в другой конец кабинета и, открыв сейф, извлек из него изрядно прохудившуюся за восемь лет папку с делом Нортриджа. Основные документы, естественно, умудрились якобы таинственным, но ни для кого вовсе небезызвестным образом, пропасть из архивов Госбезопасности. Но, по крайней мере, записи допросов свидетелей были на месте. Получив несколько дней назад эти материалы, спецагент оказался необычайно рад тому, что хоть что-то в деле сохранилось: было от чего плясать.
Сложив несколько пожелтевших от времени листков вчетверо и положив в карман брюк, спецагент уже собрался было покинуть свой кабинет, однако его взгляд вновь скользнул на старую фотографию, запечатлевшую их «команду» в последний день их прежней жизни, заставив вспомнить, как же все это началось.

*****************************************************************************
Армейская школа Форт-Брэгг,
Северная Каролина, США
Ранее утро, 10 лет назад

*****************************************************************************
Семнадцать подтянутых, мускулистых курсантов в военной форме, среди которых был молодой парень по имени Силли Бут, стояли в шеренге по стойке смирно, слушая речь своего командира. Испытания молодым бойцам предстояло преодолевать в специальной школе ВМС на базе Брансуик, в штате Мэн через две недели, а пока приходилось выслушивать лекции на самые разные темы: «Кто такой снайпер», «Боевая психофизиология снайпера», «Основы снайперской тактики»:

-Снайпер - это специально отобранный, обученный и подготовленный к самостоятельным инициативным действиям воин, меткий стрелок, умеющий искусно действовать в боевой обстановке, - начал пожилой командир Хашон, прохаживаясь взад-вперед вдоль ряда молодых курсантов, - Задача снайпера - уничтожение важных и опасных целей, появляющихся на короткое время, -решается терпением для выбора удобного момента, чтобы наверняка поразить их. Искусство снайпера состоит в том, чтобы самостоятельно найти цель, оценить ее важность и поразить одним выстрелом. Снайпер, как и сапер, ошибается один раз. И поэтому все, что делает снайпер, он должен делать безупречно и в совершенстве.
Снайпер обязан не только уничтожать живую силу противника, но и меткой стрельбой парализовать организацию врагом текущей боевой работы. Для этого уничтожьте его офицеров; устройте ежечасную охоту на его разведчиков, наблюдателей, связистов, артиллерийских корректировщиков; разбейте их наблюдательные приборы; ослепите противника; отучите его ходить в полный рост; заставьте его ползать; не давайте ему высунуться; посейте панику среди нижних чинов. Конечная цель снайпера - страх. Появляйтесь там, где вас не ждут. Запомните: противник должен бояться!
Снайпер - это охотник. Охотник за человеком - самым опасным из живых существ. Охотник обязан быть невидим. Неуязвимость снайпера деморализует противника.
Ваш метод - скрытность. Ваш рабочий инструмент - терпение. Учитесь переносить голод, холод, боль, неподвижность. Только это позволит вам уничтожить противника везде, даже в глубине его обороны. Противник - зверь. Выследите его и выманите под выстрел. Враг коварен - будьте хитрее его. Он вынослив - будьте упорнее его. Ваша профессия - это искусство. Вы можешь то, чего не могут другие. Вам доверяют. За вами - Соединенные Штаты Америки. Будьте беспощадны. Вы победите, потому что вы обязаны победить!

 
« 2 »    
RydenДата: Пт, 08.01.2010, 14:00 | Сообщение # 6
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 62
Репутация: 0
Статус: Offline
жду проду!!!! *ждет* biggrin


 
« 0 »    
torrydkДата: Пт, 08.01.2010, 19:26 | Сообщение # 7
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 55
Репутация: 2
Статус: Offline
После ознакомительной речи курсанты в течение недели выслушали от того же командира всю теоретическую базу, включавшую «Основы снайперской тактики», «Практическая баллистика снайперской стрельбы», «Боевая психофизиология снайпера», «Практическая техника стрельбы из винтовки», «Теория нарезного ствола», «Практическое прицеливание и спуск курка», «Маскировка снайперской позиции на местности», «Теория оружия и боеприпасов».
Спустя неделю молодые люди покинули Северную Каролину и на военном самолете «Бредли-М342» были доставлены на базу Брансуик, в штате Мэн. Здесь курсантов передали в руки уже немолодого французского инструктора по фамилии Люжер. Лекции он им читать не собирался, однако тренировать наблюдательность будущих специалистов было как раз его занятием. Первые несколько дней они сводились к следующему: Люжер выкладывал на стол несколько предметов – патроны от различных снайперских винтовок, знаки отличия, камни, лоскуты рваного камуфляжа, сигареты разных сортов, компас и некоторые другие мелочи. Курсантам давали всего несколько секунд, чтобы посмотреть на композицию, а затем накрывали ее брезентом, и просили перечислить все, что в нее входило.

-Итак, курсант Бут, что вы скажете?
-Пять камней, сэр, патроны от боевой винтовки, кажется «300 Win Mag» три… - молодой человек задумался: мозг напряженно работал, но картинка увиденного по-прежнему отказывалась предстать его глазам, - или два…- с сомнением произнес он, - компас, сигареты…
-Вы не очень внимательны, курсант. Для снайпера это непозволительно, - Вы не сказали, каких размеров камни, какого они происхождения, не назвали сорт сигарет и их точное количество, сколько пятен было на камуфляже, и какие были знаки отличия.

Каждый неверный ответ обходился курсантам в сто отжиманий, которые по словам Люжера должны были научить их выносливости и закалить волю.
Со временем тренировки стали идти более прогрессивно, и успехи становились все более значимыми. Время показа предметов курсантам сокращалось, да и сам их ассортимент постоянно менялся. Когда все молодые люди начали безошибочно описывать все, что им было показано, занятия перенесли на открытую местность.
Изначально на дистанции 50 метров курсантам давали в течение пяти минут посмотреть невооруженным глазом на ландшафт. После этого испытуемый поворачивался спиной, а ассистент производил какие-нибудь очень незначительные изменения в указанном радиусе. Когда все было готово, курсант получал команду, взглянув вновь на территорию, рассказать, какие изменения произошли. Постепенно тренировочные дистанции увеличивали до 400 метров (как раз то расстояние, на котором снайпер должен невооруженным глазом обнаружить изменения в положении предметов – надломленные ветки, дым от сигареты, вытоптанная трава, появление или наоборот исчезновение небольших по размеру тел) сокращая при этом время, предлагаемое на обзор местности.
То же самое упражнение выполнялось и на машинах – молодые люди тренировались в обнаружении пригодных мест для расположения противником снайперских засад. Далее тренировки переносились на полигон, где курсанты пользовались уже оптическими приборами для исследования местности.

 
« 2 »    
RydenДата: Пт, 08.01.2010, 19:42 | Сообщение # 8
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 62
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (torrydk)
каких размеров камни, какого они происхождения, не назвали сорт сигарет и их точное количество, сколько пятен было на камуфляже, и какие были знаки отличия.

не пойду в снайперы
бедный Бут



 
« 0 »    
torrydkДата: Пт, 08.01.2010, 20:12 | Сообщение # 9
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 55
Репутация: 2
Статус: Offline
Quote (Ryden)
не пойду в снайперы
бедный Бут

ну, садисты какие-то их обучают. жустокий народ, одним словом

*****************************************************************************
Вашингтон, округ Колумбия
Столик в кафе «Royal Dinner»
наше время…

*****
Несмотря на то, что Бут не видел Хоупа уже почти шесть лет, узнать его не составило особого труда. Войдя в кафе, спецагент тут же направился к дальнему столику, за которым сидел примерно его возраста шатен в строгом черном костюме и цветастом галстуке.
-Похоже, наши общие привычки до сих пор не поменялись, - подметил про себя Силли, бросив взгляд на свой ярко-красный узорчатый галстук.
-Привет, Бут – как только ФБР-овец подошел к столу, Хоуп тут же поднялся и протянул ему руку, - Давненько мы с тобой не виделись.
-Я тоже рад тебя видеть, Фил, - спецагент присел, заказал себе чашку кофе, и, как только официантка ушла, начал разговор:
-Я не просто так тебя позвал, Фил. Мне нужна твоя помощь.
-Что-то серьезное? – на лице собеседника не отразилось ровным счетом никаких эмоций.
-Я хочу заняться делом Нортриджа, - ответил Силли, зная, что реакция на его слова будет довольно бурная.
-Я конечно помогу, но…Бут, ты что, псих?! – внезапно закричал Хоуп, - Ты хоть понимаешь, во что собираешься влезть?! – увидев, как взгляды посетителей обратились в их сторону, Фил растерянно улыбнулся и снизил голос до шепота.
-Я всегда подозревал, что ты ненормальный, Бут, но не до такой же степени. Зачем тебе все это нужно? Уже прошло почти девять лет. Ни Кристен, ни Микки больше нет в живых, и им ты уже этим не поможешь. Так какой смысл будет в том, что ты узнаешь, кто нас предал в Ираке и зачем?
-Хочешь сказать, ты ни разу с тех пор не вспоминал о том, что произошло?
-Конечно, вспоминал, Силли. Но… назови мне хоть одну причину, ради которой ты собираешься ворошить прошлое.
-А Лэсли? По-твоему она не имеет права знать, как погибли ее родители? Думаешь, для нее это не имеет никакого значения?
-Мы даже не знаем, где она сейчас, - покачал головой Хоуп, - В Ираке по-прежнему идет война, и, если ее не убил «Медуза», она могла погибнуть от рук наших солдат. Ты знаешь это не хуже меня, - произнося эти слова Фил побледнел, в глазах заблестели слезы: меньше всего на свете он хотел, чтобы Лесли погибла.
-Она жива, Хоуп.
-Ага! – Фил натянуто улыбнулся, - твое знаменитое чутье, Бут! Оно тебе случайно тогда не подскажет, где в тот момент была Кристен, или на это способностей не хватает?
-Дело не в ощущениях, Хоуп. Я видел ее... Я видел Лэсли.
-Что??? Ты что серьезно, Силли??? Когда? Где? Как она? – затараторил Фил, перегибаясь к спецагенту через стол.
-Я видел ее где-то месяц назад, когда мы расследовали дело об убийстве школьницы. Мы с напарницей допрашивали ее.
-И что? – нетерпеливо спросил Хоуп, - Как она оказалась в Америке?
-Спустя полгода, как мы покинули Ирак, ее эвакуировали вместе с другими местными жителями миротворческие силы ООН, а еще через год ее удочерила одна семья из Вашингтона, - сообщил ФБР-овец.
-Она узнала тебя?
-Не думаю. Ей ведь тогда было только пять с половиной, к тому же, шла война. Вряд ли она вообще помнит хоть что-то, связанное с тем временем.
-Черт возьми, Силли! Ты видел ее месяц назад, а мне говоришь об этом только сейчас! Ты точно рехнулся! Раз уж на то пошло, то это знать я имею право! – разгорячился Фил, - Ты отлично знаешь, что значили для меня Кристен и Лэсли!
-Эй! Не кипятись! И вообще, чего ты от меня, интересно, хотел? Чтоб я просто пришел к тебе сразу и рассказал об этом? Как? Мне нужны были материалы этого дела, и время, чтобы их достать.

 
« 2 »    
RydenДата: Пт, 08.01.2010, 20:15 | Сообщение # 10
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 62
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (torrydk)
-Похоже, наши общие привычки до сих пор не поменялись

я прям представила ха сползла под стол biggrin
ну я жду проду biggrin



 
« 0 »    
torrydkДата: Пт, 08.01.2010, 20:33 | Сообщение # 11
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 55
Репутация: 2
Статус: Offline
Ryden, да уж, Бут не один такой в цветастом галстучке и полосатеньких насочках, правда, самый лучший biggrin

-Засекреченные архивы Госбезопасности? – иронично начал Хоуп, успокоившись и постукивая пальцем по столу, - Тайные двери, за которые правительство предпочитает никого не пускать? Похоже, наш «стеклянный дом» становится слишком прозрачным. Я так понимаю, без должностного преступления не обошлось?
-Правильно понимаешь. Если все это откроется, меня тут же выметут из ФБР.
-А срок?
-Вряд ли. У меня есть пара-тройка смягчающих обстоятельств, так что за решетку я не попаду…Или будем надеяться, что не попаду…
-Ты, кстати, уже успокоился? – поинтересовался после которого молчания Силли, - а то реакция у тебя была какая-то странная, что ли.
-Чего ж ты от меня ожидал? Заявляешься ни с того ни с сего через шесть лет, а заодно еще и, скажем так, с позаимствованным у Госбезопасности делом, которое в состоянии отправить за решетку очень много «больших парней» сверху. Естественно, что я удивлен.
-Так значит, ты мне поможешь?
-Конечно, помогу, Бут. А заодно и все мои связи к твоим услугам. Слава Богу, за столько лет службы их накопилось немало.
-Ты сам то возможные последствия осознаешь? Нас могут в порошок стереть, не забывай.
-Будем считать, что оно того стоит.
-Кстати, - вспомнил вдруг Силли, - знаешь, кого я сегодня видел?
-?
-Ирвинга. Собственной персоной, - с отвращением произнес Бут.
-Какого черта этот гад делает в Вашингтоне?
-Угрожать приехал. Не знаю, ради чего он затевает свою игру, но в одном я уверен: о том, что дело Нортриджа сейчас у меня, он знает. Просто так он бы не заявился.
-Ладно, - Хоуп вновь принял деловой вид, - В чем будет заключаться моя помощь?
-Я уезжаю на три месяца, и мне нужно будет, чтобы твои люди в это время просто охраняли Лэсли.
-Ясно. А что ты потерял в Германии?
-Откуда ты знаешь, что я туда еду? – Бут насторожился: про Германию он еще ничего не говорил, да собственно, и не собирался. Дело было даже не в недоверии, а наоборот – спецагенту не хотелось подвергать кого-то лишнему риску.
-«Стеклянный дом», забыл?
-Ну да! Достояние узкого круга людей всегда становится достоянием общественности, - констатировал ФБР-овец.
-Так что?
ФБР-овец глубоко вздохнул и принялся объяснять:
-Мою напарницу, Кости, пригласили в Германию изучать какие-то останки из склепа в Фюссене. Я поеду с ней.
-Думаешь, с ней может что-то случиться?
-До этого дело не дойдет, но все же, лучше перестраховаться. Мне будет спокойней, если я все время буду рядом с ней.
-А фотография напарницы есть? – спросил Хоуп, допивая уже третью чашку кофе, - Мне нужно посмотреть.
После недолгих раздумий, Бут нехотя извлек из кармана карточку, с которой улыбалась привлекательная молодая женщина, и протянул ее Филу.
-Красивая женщина, - заключил тот, тут же возвращая фото обратно.
-Да, она прекрасная, - мечтательно согласился Силли, проводя пальцем по глянцевой поверхности.

 
« 2 »    
RydenДата: Пт, 08.01.2010, 21:10 | Сообщение # 12
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 62
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (torrydk)
-Да, она прекрасная, - мечтательно согласился Силли, проводя пальцем по глянцевой поверхности

ой как мило)))))) мммм Бут романтик)))
я хочу ещё! Райден хочет ещё! biggrin



 
« 0 »    
torrydkДата: Пт, 08.01.2010, 21:44 | Сообщение # 13
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 55
Репутация: 2
Статус: Offline
Уловив нужный момент, Хоуп тотчас легонько зааплодировал, расплывшись в широкой улыбке: свое отношение к женщинам бывший снайпер никогда не умел скрывать:
-Ба! Бут! Да ты влюбился, дружище!
-С чего ты взял? – вид у Силли стал не то, чтобы виноватый, но чувствовал он себя как-то неуютно: уже второй прокол за день, - Это что, так заметно? – печально спросил спецагент, подперев голову кулаком.
-Ты носишь ее карточку в левом нагрудном кармане пиджака – это раз, ты говоришь о ней с трепетом и обожанием – это два. И только попробуй сказать после этого, что ты по уши не влюбился, Бут.
-Моего подтверждения, я так думаю, не требуется? – слабо улыбнувшись, спросил ФБР-овец. Хоуп был одним из немногих людей, которым спецагент мог безоговорочно доверять, и говорить с ними о чем угодно. В конце концов, война превратила их в одну команду. Когда Силли и Фил познакомились, Хоуп еще входил в состав Специальной комиссии ООН, прибывшей в Ирак для надзора за ликвидацией оружия массового поражения и прекращения программ по разработке химического, ядерного, бактериологического оружия и ракет большой дальности. Однако в девяносто восьмом году правительство Ирака отказалось от дальнейшего сотрудничества, и Комиссия вынуждена была покинуть страну. Осталось всего несколько человек, которые под видом местных жителей поселились недалеко от столицы. В их число входили, кроме Бута и Хоупа, Джон Ирвинг, Франклин Карредо, Микки и Кристен Райдер, Филисия Энди. Все они были военнослужащими Соединенных штатов, выполнявшими отдельные поручения вплоть до две тысяча третьего года, когда в Ирак официально вошли американские войска. Еще полгода, проведенные на линии огня, изменили не просто их отношение к жизни, политические взгляды и убеждения, эти шесть месяцев во многом изменили судьбу каждого из них. Причем, далеко не в лучшую сторону…
-А зачем? Тебе необязательно ничего говорить, я и так все вижу. Ты не умеешь скрывать свои чувства, Бут. По крайней мере, если ты кого-то любишь. Кстати, я надеюсь, любовь взаимная?
-Мне бы очень хотелось в это верить, - признался ФБР-овец, - очень. Только вот…
-Ты что, не знаешь, любит она тебя, или нет? – Фил, задумавшись, с сожалением покачал головой. Уже не один год он старался прогонять от себя эти мысли, но сейчас уже не смог сдержать их бурный поток. Его любовь к Филисии тоже была искренней и безграничной. Ради этой женщины он готов был пойти на все, что угодно. Однако жизнь сыграла с ними злую шутку: пуля одного из американских солдат, принявшего девушку за террористку-смертницу, в миг оборвала ее жизнь. С тех пор прошло уже почти восемь лет, но Хоуп продолжал любить ее, хранить память об удивительной женщине, о прекрасном человеке, положившем свою жизнь на алтарь этой никчемной и бесполезной войны. Он тоже всегда носил ее фотографию в кармане пиджака, и он тоже не знал, любила ли его Филисия хоть когда-нибудь.
-Где же твоя хваленая интуиция, Силли? – иронично поинтересовался Фил, стараясь придать себе более непринужденный вид и скрыть нахлынувшую печаль и тоску, - Неужели ты не чувствуешь?
-Понимаешь, иногда мне кажется, что Кости любит меня. Порой, я ловлю на себе ее пристальный взгляд, в котором могу разглядеть океан эмоций и чувств, которые адресованы именно мне. В такие моменты я ощущаю себя удивительно счастливым, будто всю мою жизнь освещает солнце. Но гораздо чаще я думаю, что все это - лишь плод моих беспочвенных фантазий. Поэтому лучше пусть все будет идти, как идет. Я не хочу ее потерять из-за своего желания чего-то большего... Я не готов жить без нее.
-Когда ты понял, что влюбился? – до психолога Хоупу было еще очень далеко: ладить с людьми ему удавалось крайне редко, но зато он мог задавать конкретные вопросы и молча слушать на них ответы.

Quote (Ryden)
я хочу ещё! Райден хочет ещё!

не вопрос, я кстати тоже хочу проду!

Добавлено (08.01.2010, 21:42)
---------------------------------------------
-Даже не знаю, - спецагент замялся, - сначала мы довольно холодно общались друг с другом, все время старались поддеть. Бреннан казалась мне заносчивой, чересчур гордой и какой-то искусственной. Мне понадобилось совсем немного времени, чтоб разубедиться в этом: я в жизни не встречал еще такого человека… Потом мы стали лучшими друзьями. Но в какой-то момент я внезапно понял, что это гораздо больше, чем дружба. По крайней мере, с моей стороны это была уже не только дружба. Мне нелегко описать это чувство, но он – самое настоящее и реальное в моей жизни. Я люблю ее, - печально произнес ФБР-овец.
-Какой-то у тебя неоптимистичный настрой, дружище! – заметил Хоуп, потрепав спецагента по плечу, - Надо действовать! Три месяца tet-a-tet в Германии, тишина баварских Альп, прогулка по Романтической дороге. Это неплохая возможность разобраться в том, что вы испытываете друг к другу.
Бут жестко ухмыльнулся:
-Даже если и так. Но что я могу ей дать? Кто я вообще? Бывший снайпер с крайне низкими интеллектуальными способностями, обожающий галстуки с мультяшными героями и пестрые носки в полосочку? Разве этого она достойна?
-Ты дашь ей свою любовь, Бут, - спокойно и уверенно ответил Фил, ничуть не сомневаясь в правоте своих слов, - Подаришь то счастье, о котором не могла мечтать еще ни одна женщина. К тому же, ты сам говорил, что выбирает вовсе не разум. Выбирает сердце.
-Я не хочу разочаровывать ее…
-Мне кажется, ты боишься вовсе не этого, а того, что она не поймет твое прошлое. Только вот зря ты из-за этого переживаешь. Дело Нортриджа на каждом из нас оставило глубокую, рваную рану, которая вряд ли когда-нибудь перестанет кровоточить и окончательно затянется, многих оно и вовсе отправило на тот свет. Ты судишь наши, и в частности свои поступки, не с той точки зрения. Тогда было другое время и другие обстоятельства…тогда была война, Бут. И то, в чем ты боишься ей признаться, что не хочешь открыть ей – на самом деле, не чудовищно, как ты сам вбил себе в голову. Мы все были на краю гибели, Силли. Внизу была пропасть. У нас был один единственный шанс спастись. Кто-то должен был сделать выбор и совершить этот шаг. И это сделал ты…
Я уверен, доктор Бреннан сможет это не просто принять как факт, но и понять.

Добавлено (08.01.2010, 21:44)
---------------------------------------------
ГЛАВА ВТОРАЯ

*****************************************************************************
Спецшкола ВМС США
база Брансуик, штат Мэн
одиннадцать лет назад…

*****************************************************************************

Два месяца, проведенные в Брансуике были направлены на то, чтобы на практике обучить курсантов снайперскому делу. После тренировки наблюдательности молодые люди под руководством теперь уже нескольких инструкторов, включая Люжера, занялись отработкой навыков стрельбы.
Полевые занятия проходили следующим образом: все семнадцать курсантов занимали заранее обозначенные позиции, для каждого из них были установлены несколько мишеней. Задача инструкторов состояла в том, чтобы оценить, насколько быстро, бесшумно и эффективно снайпер готовится к первому выстрелу из холодного ствола. Каждый выстрел тщательно разбирался специалистами, оценивался и заносился в снайперскую книжку. Обстрелянные мишени подписывались и также хранились для отчета.
Стрельба лежа с упора, стрельба лежа без упора с применением ремня, стрельба с колена с применением ремня, стрельба стоя, наработка устойчивости, принцип автоматической перезарядки оружия, действия снайпера в позиционной войне, разведка цели, постановка задач, выбор и обустройство снайперских позиций, дневное выдвижение на позицию, борьба снайпера с артиллерийскими корректировщиками противника, действия снайперов во время артиллерийской подготовки и атаки противника, срыв атаки противника снайперским огнем, действия снайперов при прорыве противником обороны, маскировка снайперской позиции на местности – все это изучалось от и до, а затем сотни раз закреплялось на практике до тех пор, пока все движения не доводились до автоматизма и выполнялись без малейших ошибок и неточностей.
Периодически проводились и своего рода «испытания на выносливость», во время которых было необходимо бегом и ползком преодолеть дистанцию в двадцать километров, неся на себе боевую винтовку и еще пятнадцатикилограммовый рюкзак, набитый весьма сомнительного рода снаряжением, которое могло понадобиться кому угодно, но уж точно не будущему снайперу. Оружие необходимо было сохранять чистым, поскольку в конце дистанции курсантов ожидало стрельбище, где они должны были выбить десять мишеней из десяти.
Если был допущен хотя бы один промах, то это значило, что испытание курсант провалил, и его могли отчислить с курсов по решению главного командира.
По истечению первого месяца в группе осталось всего восемь парней, которые оказались самыми сильными и выносливыми: Джон Ирвинг, Микки Райдер, Франклин Карредо, Силли Бут, Томас Энди, Кристофер Борн, Эдвард Санко и Алекс Маккалистер.

 
« 2 »    
RydenДата: Пт, 08.01.2010, 21:45 | Сообщение # 14
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 62
Репутация: 0
Статус: Offline
Quote (torrydk)
-Ты что, не знаешь, любит она тебя, или нет?

Фил не переживай братан любит она любит biggrin
Quote (torrydk)
не вопрос, я кстати тоже хочу проду!

да уже уже))))



 
« 0 »    
torrydkДата: Пт, 08.01.2010, 22:17 | Сообщение # 15
Пользователь
Лейтенант
Сообщений: 55
Репутация: 2
Статус: Offline
*****
Один из вечеров на базе Брансуик

*****
Последние дня два-три лил сильный дождь и сейчас под ногами было грязное, довольно вязкое месиво, не позволяющее двигаться с должной скоростью.
Поход к берегу реки не воодушевил никого из курсантов. Прыгать в холодную, темную воду никому особо не хотелось.
Сержант Мерретф, один из инструкторов этой группы, занимавшейся физическими тренировками, обратился к выстроившимся в шеренгу курсантам:
-Итак, парни, - начал он своим немного гнусавым голосом, - плавание – лучший вил спорта, способствующий стрельбе. Оно хорошо развивает необходимые для стрельбы группы мышц, эффективно и быстро "ставит стрелковое дыхание". К тому же, вам необходимо привыкать к тому, что во время выполнения боевых заданий может возникнуть необходимость переплыть реку. Поверьте, замерзнуть и промокнуть лучше, чем постоянно думать о том, как это случиться.
Произнеся это, Мерретф подошел вплотную к обрыву и уже через секунду бросился вниз. Перспектива оказаться в ледяной воде по-прежнему никому не улыбалась, однако всем жутко хотелось поскорее разобраться с этим делом, так что все восемь курсантов вслед за сержантом прыгнули в воду.

*****
Спустя еще месяц…

*****
Обучение подходило к концу и дело оставалось лишь за последним испытанием, которое должно было определить, насколько подготовка восьмерых курсантов соответствует предъявляемым требованиям.
Группа, в полном боевом снаряжении, вес которого был около пятидесяти килограммов, выступила из исходного пункта, находящегося в ста километрах от базы. Задача молодых людей состояла в том, чтобы добраться до линии фронта условного противника и установить местонахождение вражеских позиций, расположенных в радиусе нескольких сотен километров.
Погода, как назло, оказалась самой неподходящей для подобных действий. Дождь лил как из ведра, и слякоть под ногами была ужасная. Даже маленькие ручейки превращались в клокочущие потоки вспененной воды. Тучи плотным покровом закутали небо и по ночам приходилось в кромешной темноте пробираться через карьеры и карабкаться по крутым мокрым склонам. Если кто-то падал, то подняться без посторонней помощи он уже не мог.
На пятый день такого «путешествия» на группу напали вооруженные солдаты. Вытащив молодых людей из палатки, они надели им мешки на головы, и под дулом автоматов затолкали в кузов небольшого грузовика.
О такой части испытания никому не сообщали, однако каждый из восьмерых курсантов прекрасно представлял, что их теперь ожидает. Вряд ли можно научить человека выдерживать пытки, однако и это, оказывается, входило в учебную программу базы Брансуик…

Добавлено (08.01.2010, 22:10)
---------------------------------------------
В случае пленения военнослужащему любого звания необходимо было стараться не привлекать к себе лишнего внимания и пытаться продержаться как можно дольше, чтобы не поставить под угрозу жизнь своих товарищей, которым, возможно, удалось избежать плена.
Остаток дня и всю следующую ночь курсанты провели в большом помещении, походившем на заброшенный склад или же старый ангар для самолетов. Все это время они были вынуждены, неудобно скрючившись, стоять на коленях. Это оказался весьма эффективный способ изнурить молодых людей, даже еще не прибегая к пыткам, как таковым, поскольку, уже через несколько часов пребывания в подобной позе, суставы и мышцы начинают сводить судороги.
Как только кто-то из восьмерых человек пытался пошевелиться, то тут же получал увесистый пинок в живот от здоровенного амбала с автоматом в руках. Поначалу, эти удары не были особенно болезненными, однако, учитывая то, что наносились они в одну и туже точку, то боль вскоре стала мучительной.
В основном, курсанты довольно стоически переносили это, корчась от боли и отхаркивая кровь, за что получали очередной пинок, но при этом не издавали ни звука. Некоторые же не выдерживали и начинали вскрикивать и стонать.
Следующие сутки прошли таким же образом, правда через каждые шесть часов им давали пол-ломтя черного хлеба и глоток воды. Он вынужденной бессонницы и недоедания у нескольких курсантов начались галлюцинации, мешавшие им контролировать свои слова и действия. Казалось время не то чтобы еле ползет, казалось, оно не движется вовсе. Никто не знал, что творится вокруг, кто находится в одном помещении с ними. Единственное, что знали курсанты, так это то, что стоит им лишь пошевелиться или издать хоть малейший звук, то они тотчас же получат пинок. Так восьмерых человек готовили к допросам.
На допросы «пленных» отводили в залитую ярким светом комнату. Там с глаз срывали повязку, что после долгого пребывания в темноте, тут же вело к потере ориентации. Сначала люди, которые вели допрос, просто орали на самых разных языках, круша и переворачивая мебель, чтобы создать должный эффект.

*****
Поднявшись с бетонного пола после очередного удара, Силли Бут выплюнул сгусток крови изо рта и вновь встал на колени, спиной чувствуя направленное на него дуло автомата.
На самом деле, физические мучения не шли ни в какое сравнение с тем, что творилось у молодого человека в голове. Временами ему казалось, что он вот-вот сойдет с ума. А иногда ему казалось, что он уже рехнулся.
В течение следующих суток курсантов вновь подвергли череде допросов: то агрессивных, то дружелюбных, то просто безразличных. Согласно уставу, никто не имел права сообщать хоть какую-либо информацию, за исключением своего имени, звания, даты рождения и номера.

Добавлено (08.01.2010, 22:12)
---------------------------------------------
В случае пленения военнослужащему любого звания необходимо было стараться не привлекать к себе лишнего внимания и пытаться продержаться как можно дольше, чтобы не поставить под угрозу жизнь своих товарищей, которым, возможно, удалось избежать плена.
Остаток дня и всю следующую ночь курсанты провели в большом помещении, походившем на заброшенный склад или же старый ангар для самолетов. Все это время они были вынуждены, неудобно скрючившись, стоять на коленях. Это оказался весьма эффективный способ изнурить молодых людей, даже еще не прибегая к пыткам, как таковым, поскольку, уже через несколько часов пребывания в подобной позе, суставы и мышцы начинают сводить судороги.
Как только кто-то из восьмерых человек пытался пошевелиться, то тут же получал увесистый пинок в живот от здоровенного амбала с автоматом в руках. Поначалу, эти удары не были особенно болезненными, однако, учитывая то, что наносились они в одну и туже точку, то боль вскоре стала мучительной.
В основном, курсанты довольно стоически переносили это, корчась от боли и отхаркивая кровь, за что получали очередной пинок, но при этом не издавали ни звука. Некоторые же не выдерживали и начинали вскрикивать и стонать.
Следующие сутки прошли таким же образом, правда через каждые шесть часов им давали пол-ломтя черного хлеба и глоток воды. Он вынужденной бессонницы и недоедания у нескольких курсантов начались галлюцинации, мешавшие им контролировать свои слова и действия. Казалось время не то чтобы еле ползет, казалось, оно не движется вовсе. Никто не знал, что творится вокруг, кто находится в одном помещении с ними. Единственное, что знали курсанты, так это то, что стоит им лишь пошевелиться или издать хоть малейший звук, то они тотчас же получат пинок. Так восьмерых человек готовили к допросам.
На допросы «пленных» отводили в залитую ярким светом комнату. Там с глаз срывали повязку, что после долгого пребывания в темноте, тут же вело к потере ориентации. Сначала люди, которые вели допрос, просто орали на самых разных языках, круша и переворачивая мебель, чтобы создать должный эффект.

*****
Поднявшись с бетонного пола после очередного удара, Силли Бут выплюнул сгусток крови изо рта и вновь встал на колени, спиной чувствуя направленное на него дуло автомата.
На самом деле, физические мучения не шли ни в какое сравнение с тем, что творилось у молодого человека в голове. Временами ему казалось, что он вот-вот сойдет с ума. А иногда ему казалось, что он уже рехнулся.
В течение следующих суток курсантов вновь подвергли череде допросов: то агрессивных, то дружелюбных, то просто безразличных. Согласно уставу, никто не имел права сообщать хоть какую-либо информацию, за исключением своего имени, звания, даты рождения и номера.

Добавлено (08.01.2010, 22:17)
---------------------------------------------
Последний допрос курсанта Бута длился больше четырех часов. И все это время ему задавали один и тот же вопрос:
-Ваше имя?
-Силли Джозеф Бут.
-Имя?
-Силли Джозеф Бут.
Первые полчаса дались молодому человеку довольно легко, и он лишь недоумевал, какой в этот допросе вообще может быть смысл. Однако, вскоре его потянуло в сон и сосредоточиться стало уже практически невозможно. Разум стал выкидывать различные фокусы.
-Имя?
-Силли Джозеф Бут.
-Имя?
-Силли Джозеф Бут.
-Имя?
-Силли Джозеф Бут.
-Имя?
Силли пытался держать перед глазами свое имя и произносить его при каждом повторении вопроса, однако координация между мозгом и ртом порой нарушалась:
-Кусочек яблочного пирога…
-Имя?
-Силли Джозеф Бут.
Задав один и тот же вопрос несколько сотен раз, допрашивающие стали время от времени вставлять и другие, и уж тут было уже трудно удержаться и не ляпнуть лишнего. А при том онемении, в котором находилось сознание человека после нескольких суток пленения, избежать этого было крайне трудно. Теперь Бут понял, насколько это легко, довести заключенного до самооговора, причем довольно простым психологическим приемом.

Наконец, спустя показавшиеся еще более невыносимыми пять дней, испытания были закончены. Его выдержали все, кроме одного курсанта - Алекс Маккалистер, который на допросе рассказал все об их группе, ее составе и целях.
В итоге, осталось семь человек: Джон Ирвинг, Микки Райдер, Франклин Карредо, Силли Бут, Томас Энди, Кристофер Борн, Эдвард Санко, которые отныне стали одной «командой». Позже, уже в Ираке, к ним присоединились Филисия Энди, сестра Томаса, Кристен Райдер – жена Микки и Фил Хоуп, бывший член Комиссии по разоружению.

 
« 2 »    
Форум » Фан-фикшен » Кости | Bones » Лебединая скала
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: